Техника гипноза - страница 36



В 1932 году немецкий психиатр Йоган Шульц предложил авторский метод саморегуляции, который он назвал аутогенной тренировкой. В основу своего метода Шульц положил свои наблюдения над людьми, которые впадали в трансовые состояния. Кое-что Шульц заимствовал у йогов, а также из работ Вогта, Куэ, Джекобсона. Шульц считал (а большинство специалистов и до сих пар считают), что все трансовые состояния сводятся к явлению, которое английский хирург Брэйд в 1843 г. назвал гипнозом. То есть Шульц считал, что в основе всего многообразия трансовых состояний лежат следующие факторы: 1) мышечная релаксация; 2) чувство психологического покоя и сонливости; 3) искусство внушения или самовнушения и 4) развитое воображение. Поэтому Шульц создал свой метод, объединив рекомендации многих предшественников. Метод Шульца со временем стал классическим, широко распространился по всему миру. В настоящее время существует около двухсот модификаций метода Шульца, но все они, все до одного, уступают той, которую предложил сам автор. Врач объясняет пациенту в предварительной беседе физиологические основы метода и эффект, ожидаемый от выполнения того или иного упражнения. Разъясняется, что расслабление мышц будет пациентом субъективно ощущаться как чувство тяжести, а следующее за расслаблением мышц - расширение сосудов - приведет к возникновению чувства приятного тепла. Пациенту рекомендуется расслабить пояс и воротник и сесть или лечь в положение, удобное для сна и закрыть глаза. Стараться не реагировать на какие-либо помехи, которые по мере тренированности мешать не будут совсем. Положение тела должно исключать какое-либо мышечное напряжение. Наиболее удобными для занятий Шульц считал одну из следующих поз:

1. Положение сидя. Занимающийся садится на стул в позе кучера - голова слегка опущена вперед, кисти и предплечья лежат свободно на поверхности бедер ладонями вниз.

2. Положение полусидя. Занимающийся сидит в удобном кресле, облокотившись и откинув голову назад - на мягкую спинку кресла. Все тело расслаблено, ноги свободно расставлены или слегка вытянуты.

3. Положение лежа. Тренирующийся ложится удобно на спину. Голова - на низкой подушке. Руки слегка согнуты в локтях и мягко лежат ладонями вниз вдоль туловища.


Заняв удобную позу, тренирующийся начинает вызывать в себе аутогенный трансовый фон в следующей последовательности:

1. Вызывание ощущения тяжести. Тренирующийся мысленно повторяет несколько раз формулу: Моя правая рука очень тяжелая (у левши - левая). Добившись ощущения тяжести в правой руке, тренирующийся вызывает это ощущение в другой руке, затем в обеих руках одновременно, в обеих ногах, затем в обеих руках и ногах одновременно, потом во всем теле.

2. Вызывание ощущения тепла. Добившись четкого ощущения тяжести, повторяют несколько раз следующую формулу: Моя правая (левая) рука теплая. Далее ощущение тепла вызывается в той же последовательности, что и ощущение тяжести.

3. Овладение ритмом сердечной деятельности. Мысленно повторяется несколько раз формула: Сердце бьется спокойно и ровно.

4. Овладение ритмом дыхания. Формула Дышу совершенно спокойно.


5. Вызывание ощущения тепла в районе солнечного сплетения. Формула: Мое солнечное сплетение теплое, совсем теплое.

6. Вызывание прохлады в области лба формула: Мой лоб приятно прохладен.


Вся тренировка начинается и заканчивается формулой: Я совершенно спокоен. Эта формула постоянно произносится в каждом упражнении. В конце сеанса, чтобы вывести себя из состояния покоя и расслабления, рекомендуется сделать резкие разгибательные движения руками, сопровождая эти движения резким выдохом, и затем широко открыть глаза. Каждое из шести упражнений осваивается до 2 недель, по 3-4 раза в день, по 2-6 минут, с врачом и самостоятельно. Шульц старался индивидуальные занятия сочетать с групповыми по 30-70 человек в группе. Первые шесть упражнений Шульц называл низшей ступенью тренировки, а затем занимающийся осваивал высшую ступень:

1. Воспитание устойчивого внимания. Тренирующийся при закрытых глазах отводит глазные яблоки вверх и как бы смотрит в одну точку, расположенную чуть выше междубровья.

2. Развитие способности к визуализации представлений. Тренирующийся вызывает на мысленном экране представление какого-либо однотонного цвета или конкретного образа какого-либо предмета. Длительность этого упражнения 30-60 минут и рекомендуется его делать только после шести месяцев занятий аутогенной тренировкой.

3. Вызывание состояния интенсивного погружения. Тренирующийся задается темой (например, счастье) и добивается грезоподобного состояния, когда на мысленном экране возникают (как во сне) зрительные образы, отражающие заданную тему.

4. Вызывание состояния глубокого погружения. Тренирующийся учится вести внутренний диалог, расщепляя сознание на Я и наблюдателя Я. В этом диалоге наблюдатель задается вопросом, а Я отвечает потоком мысленных картин (в аутотренинге это называется ответ бессознательного).


После Шульца многие ученые, не понимая роль воображения в саморегуляции (из-за отсутствия личного глубокого трансового опыта) неправильно усовершенствовали его метод, выбросив главное - постепенное достижение способности к визуализации, а резко сократив время занятий, осваивали только первую степень. Поэтому сокращенная аутогенная тренировка, будучи лишенной своего главного секрета - развитого воображения, стала малоэффективной и так и не нашла в мировой практике широкого применения ни в медицине, ни в спорте, ни на производстве. Именно длительность обучения (не менее 8 месяцев) и малоэффективность аутогенной тренировки заставила нас в свое время (60-80 годы) искать и найти ошибку Шульца. Оказалось, надо вызывать не тяжесть и тепло, а легкость, невесомость и повышенную управляемость (через кодирование), то есть не тормозные режимы, а мобилизационно-кодированные (СК), о чем мы в 1984 году написали в своей книге: Управляемый медативный аутотренинг. И хотя исследования русских ученых А.Г.Панова, Г.С.Беляева, В.С.Лобзина, И.А.Копыловой показали, что при освоении первой стадии аутогенной тренировки в коре головного мозга преобладают тормозные процессы, а при тренировках во второй стадии ЭЭГ - процессы свидетельствуют о состоянии бодрствования с активной корковой деятельностью, ни русские, ни тем более иностранные ученые должных выводов не сделали, слишком велик был авторитет Шульца, трудно было предположить, что он грубо ошибся, что надо сделать все наоборот. А время освоения аутогенной тренировки оказывается может занимать пару минут. История мировой науки в области саморегуляции еще раз показала, что в науке авторитетов не должно быть, могут быть лишь симпатии, так как любой крупный ученый должен уметь доказать все, что угодно, в том числе и совершенно обратное тому, что он только что доказал. Если этого нет, то нет и крупного ученого, так как большие истины всегда содержат в себе два абсолютно противоположных утверждения (концепция (инь-ян). НАРКОТИЧЕСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ Наиболее интересные исследования измененных состояний сознания, вызываемых приемом психоделических препаратов и применением дыхательных нефармакологических методов глубинной психотерапии, выполнил американский исследователь Станислав Гроф. Признание среди специалистов получили его работы: Области бессознательного (1975), Встреча человека со смертью (1977), ЛСД-терапия (1980), За пределами мозга (1985), Приключение самооткрытия: измерения сознания и новые перспективы психотерапии и внутреннего исследования (1986), Области бессознательного: данные исследований ЛСД (1988) и др. По результатам своих почти 30-летних психоделических исследований, Гроф попытался описать картографию трансперсонального сознания, соединив свои теоретические подходы с психоаналитической западной психологией и восточной вульгарной мистикой. 25 лет Гроф принимал лично наркотики, выполнив за это время свыше полутора тысяч наркосеансов. Гроф на личном примере смог описать измененные состояния сознания, которые возникают в результате приема наркотиков, что для науки бесценно. Главный вывод Грофа, психиатра, доктора медицины, что ЛСД может быть использован за рамками медицины для самосовершенствования человека. Однако, учитывая негативную реакцию чиновников от медицины на ЛСД-терапию, Гроф изменил своим взглядам и стал искать иные, нефарма-кологические методы приведения сознания в особое измененное состояние, которое может служить рабочим фоном для воздействия на психику и физиологию человека. Со временем собственная психика Грофа стала подводить талантливого ученого и он стал путать воображаемое с реальным. В результате его научные взгляды сильно трансформировались, он увлекся Прана-ямой, безграмотно вырвав из нее учащенное глубокое дыхание и объявив возникающий транс панацеей от всех болезней и главным условием духовной самореализации (нечто похожее на теорию и практику метода Бутейко, который также вырвал из Пранаямы одно упражнение и объявил его панацеей и авторским методом оздоровления).


Свои методы оздоровления Гроф назвал холотропным дыханием, ребефингом и трансперсональной психологией. Став руководителем созданной им Международной транс-персональной ассоциации, Гроф занялся околонаучной деятельностью по созданию методов выхода в астральный мир, реинкарнации, духовной самореализации и т.п. психоаналитического бреда, правда, без фрейдовской сексуальной озабоченности.


Тем не менее, Гроф все-таки был когда-то настоящим исследователем и хотя он часто ошибался, но все равно необходимо об этом периоде его жизни кое-что рассказать. Это будет полезно знать не только моим ученикам, но и любому исследователю феномена человека: антропологам, изучающим туземные культуры и шампанские практики, обряды инициации и церемонии целительства; танатологам, исследующим смерть и предсмертные состояния и переживания; СК-терапевтам, психотерапевтам и психоаналитикам; ученым, занимающимся лабораторными исследованиями измененных состояний сознания и использующим для этих целей сенсорную изоляцию, эмоциональные перегрузки, биообратную связь, холофоническое звучание, специальные позы и дыхательные упражнения, различные психотехники устойчивой концентрации внимания и техники двигательного рассредоточения внимания, техники кружения и иных трансгенных движений; психиатрам-клиницистам, работающим с пациентами, переживающими измененные состояния сознания в острой форме; парапсихологам, экстрасенсам, гипнотера-певтам, физикам, юристам, тренерам и т.д. Гроф считал, что древние духовные системы и первобытные мифы кажутся странными и бессмысленными только потому, что их научное содержание либо неизвестно, либо искажено антропологами и филологами, не владеющими простейшими физическими, медицинскими или астрономическими знаниями. Поэтому Гроф считал, что современной науке в ближайшем будущем придется построить новую концепцию Реальности и феномена человека, в которой будут учтены результаты мистических достижений древних цивилизаций и современные исследования сознания. При этом Гроф ссылался на исследования нейрохирурга Пенфилда и его книгу Тайна сознания, (1976), в кот9рой автор, подводя итог всей своей исследовательской деятельности, выразил глубокое сомнение в том, что сознание является продуктом мозга и его можно объяснить в терминах церебральной анатомии и физиологии.


Гроф не соглашался с современной научной парадигмой, обвиняя ее в механистичности и ньютоно-картезианстве. Смоделированная по Ньютону и Декарту, но без концепции Бога, современная наука разработала картину Вселенной в виде комплекса механических систем из пассивной и инертной материи, развивающегося без участия созидательной разумности. От большого взрыва через изначальное расширение галактик до рождения солнечной системы и ранних геофизических процессов, создавших нашу планету, космическая эволюция управлялась исключительно слепыми механическими силами. С этим Гроф принципиально не соглашался, так как по этой модели, жизнь зародилась в первозданном океане случайно, в результате беспорядочных, нецеленаправленных и хаотических химических реакций. Точно также клеточная организация органической материи и эволюция к высшим формам жизни возникли механически, без участия разумного принципа, в результате случайных генетических мутаций и естественного отбора, обеспечивающего выживание более приспособленных, что в конце концов привело к разветвлению филогенетической системы иерархически организованных видов со все возрастающим уровнем сложности. Затем, по дарвиновской генеалогии когда-то очень давно, произошло необъяснимое событие - бессознательная материя стала осознавать себя и окружающий мир. Гроф считал, что механизм этого необъяснимого события по трансформации мертвой материи в сознание, находится в полном противоречии даже с наименее строгими научными рассуждениями. Правильность такой трансформации материи считается сама собой разумеющейся, а отсутствие прямых фактов и доказательств переадресовывается к будущим научным исследованиям. Гроф не согласен, что сознательность присуща только живым организмам и что она требует высокоразвитой центральной нервной системы и является эпифеноменом физиологических процессов в головном мозге.


Гроф считал, что вероятность того, что человеческая разумность развилась из химического ила первобытного океана благодаря всего-навсего случайной последовательности механических процессов равна вероятности того, что вихрь, пронесшийся над помойкой случайно соберет Боинг-747. Гроф считал, что современная наука, насколько он с ней знаком, не может объяснить некоторые эксперименты с гипнозом, сенсорной изоляцией и перегрузкой, сознательным контролем внутренних состояний, биообратной связью и акупунктурой, различные восточные и шаманские практики и, др. В этих рассуждениях Грофа, как и у всех западных психоаналитиков, наблюдается элементарная профессиональная безграмотность. Совершенно не зная работ Бехтерева, Ухтомского, Лурии, Кандыбы, Казначеева, Гуляева, Ромена, Инюшина, Меделянов-ского, Судзуки, Йогендры, Шульца, Лозанова, Годика и др., Гроф самым бессовестным образом утверждает, что-то насчет современной науки, с которой он, как мы видим, совершенно не знаком. А ведь мы упомянули только самых крупных ученых мира, кроме них есть тысячи добросовестных исследователей, работы которых доктор медицины должен знать, например, исследования Кирлиан, Охатрина и др. Во многих рассуждениях Грофа отсутствует понимание работ собственных учителей Фрейда, Юнга, Адлера, Фромма и др. Уровень научного мышления Грофа, как только он пытается теоретизировать, показывает отсутствие строго экспериментального материала во всех случаях, кроме исследований с психоделическими препаратами. Весь мир знает, что русские атлеты и современные спортсмены побеждают с значительным отрывом, например, в профессиональной борьбе - Иван Поддубный, разорвавший на куски японского суператлета - чемпиона восточных чемпионов; в демонстрации абсолютной силы - Иван Зайкин, согнувший в галстук рельс; в демонстрации абсолютной координации и ловкости - русские спортсмены, абсолютные чемпионы мира по гимнастике; в демонстрации интеллектуальных и психических возможностей человека - русские чемпионы мира по шахматам и недосягаемые для иностранцев игроки клуба Что? Где? Когда? и т.д. Что-то не видно ни одного американского атлета, хотя бы среди призеров первенств мира по штанге и т.д. Откуда же у Грофа и ему подобных профессоров такое неуважение, к восточным ученым и в том числе русским, что он их не замечает. Почему мы знаем работы Грофа, а он наши не знает? Мы с пониманием относимся к тому, что он американец - представитель очень молодого государства, но все же - надо считаться с международными цивилизованными представлениями о науке и методах, которыми можно вести исследования, прежде чем делать такие серьезные обобщения, которые он себе позволяет. Неужели обмануть или украсть что-нибудь у русских, как например, секреты топлива для ракет, это и есть американский стиль научного сотрудничества? И все же, Гроф человек очень талантливый, поэтому продолжим разговор о его научных взглядах. Гроф считает, что данные психоделических исследований позволяют утверждать, что аналогичные измененные состояния сознания возникают в современных видах западной психотерапии и телесной терапии, не использующих психоделики: в юнгианском анализе, психосинтезе, неорайхионизме, гештальтной практике, модифицированных формах первичной терапии, в управляемом воображении с использованием музыки, рольфинге, различных техниках второго рождения, техниках возвращения к прошлой жизни, парапсихологических исследованиях Раина, Мерфи, Эйзенбад, Криппнера, Тарта, Грина, Хастингса, Тарга, Патхофа и др., а также в танатологии и ЛСД-терапии. Гроф считает, что психоделики являются катализаторами ментальных процессов. Вместо того, чтобы вызывать типичное медикаментозное состояние, они активизируют предшествующие матрицы или потенциалы человеческого ума. Под действием этих препаратов человек переживает не токсический психоз, по существу никак не связанный с функциями психики в нормальном состоянии, а фантастическое внутреннее путешествие в собственное бессознательное. Эти препараты раскрывают и делают доступным непосредственному восприятию широкий диапазон обычно скрытых явлений, относящихся к неотъемлемым способностям человеческого ума и играющим важную роль в нормальной психической деятельности. Поскольку психоделический спектр охватывает весь диапазон человеческих переживаний, он включает и все упоминавшиеся ранее феномены немедикамен-тозных методов - церемоний туземцев, духовных практик, эмпирической психотерапии, лабораторных экспериментов, парапсихологических исследований, биологически экспериментальных и предсмертных состояний и др. В то же время усиливающие и катализирующие свойства психоделиков позволяют добиваться необычных состояний сознания экстраординарной интенсивности и ясности в контролируемых условиях и с высоким постоянством. Поэтому Гроф с 1954 года провел более 3000 ЛСД-сеансов и просмотрел отчеты о более 2000 сеансов, проведенных в США и Чехословакии. За многие годы клинической работы с психоделиками с использованием психолитической и психоделической терапии на различных больных и здоровых людях у Грофа создалось впечатление, что многочисленные наблюдения в ходе психодели-ческой терапии невозможно адекватно объяснить в терминах современной науки и в контексте существующих на Западе нейрофизиологических моделей мозга. Гроф считает, что не осталось сомнений в том, что современное понимание Вселенной, природы, реальности и человека является поверхностным, неверным и неполным. Для доказательства своей правоты Гроф приводит краткое описание характеристик полученных им измененных неординарных состояний сознания. В психоделических и иных сеансах необычных переживаний можно испытать драматические эпизоды самого разного рода, причем с живостью, реальностью и интенсивностью, сравнимыми с обычным восприятием материального мира или превосходящими его. Хотя зрительный аспект этих эпизодов стоит, пожалуй, на первом месте, надо сказать, что вполне реалистичные переживания могут быть и во всех других сенсорные областях. Иногда отдельные мощные звуки, голоса людей или животных, целые музыкальные последовательности, интенсивная физическая боль и другие соматические ощущения или отчетливые вкус и запах могут доминировать в переживании или играть в нем важную роль. Способность к формированию понятий может подвергаться при этом сильному воздействию, а интеллект может создавать интерпретации действительности, не свойственные данному человеку в обычных состояниях сознания. Кроме того, необычные состояния сознания сопровождаются мощными эмоциями в разных диапазонах.


У многих психоделических переживаний есть одно общее качество, присущее и повседневной жизни с ее последовательными событиями, происходящими в трехмерном пространстве и линейном времени. Однако также типичны и доступны дополнительные измерения и эмпирические альтернативы. Психоделическое состояние несет в себе многоуровневое и многомерное качество, и ньютоно-картезианские последовательности

внутренних событий кажутся произвольными вставками в сложном континууме беспредельных возможностей. В то же время они обладают всеми характеристиками, которые ассоциируются с восприятием материального мира объективной реальности. Гроф считал, что психоделические состояния, сопровождаются видениями, ощущениями по всем рецепторам и эмоциональными переживаниями, включая механизмы памяти намного глубже, объемнее чем в реальном мире. Причем переживания и видения могут идти многомерно, многозначно и одновременно в нескольких изменениях, но в одном времени. То есть, одновременно идут несколько фильмов с разными сюжетами и сознание эйдетически нормально все это воспринимает. Гроф уверен, что эта внутренняя реальность является частью единой общей Реальности, в которой внешняя реальность и наш опыт и знания занимают лишь самую малую часть. Это суфийская точка зрения на природу человека и природу Реальности и Бога, жаль что Гроф с нею не знаком и выдает ее за свою, хотя суфии об этом говорят уже тысячи лет, начиная со 2-го тыс. до н.э. (Саади Ширази, Фаридуддин Аттар, Джалалуддин Руми, Ибн аль Араби, Мухаммед, Ибн Рушд, Раймонд Луллий, Роджер Бэкон, Аль-Газали, Абу Бакр, Тубан Абд аль-Файз, Джами, Мисри, Худжвири, Омар Хайям, Аль-Тургаи, Калабадхи, Нури и др.). Гроф утверждает, что участники ЛСД-сеансов часто говорят об образах, но у этих образов нет качества застывших фотографий. Они находятся в постоянном динамическом движении и обычно передают некие драматические события и действия. Но и термин внутреннее кино, который так часто возникает в отчетах об ЛСД-сеансах, не вполне верно описывает их природу. Психоделические видения действительно трехмерны и обладают всеми качествами обыденного восприятия. Они кажутся происходящими в определенном месте и могут восприниматься с различных направлений изображения и выборочный фокус на различных уровнях и планах эмпирического континуума; восприятие или реконструкция тонкого строения; зрение через прозрачную среду представляемых объектов - таких, как клетка, тело эмбриона, части растения или драгоценного камня. Произвольный сдвиг фокуса является только одним из механизмов стирания и прояснения образов. Картины также могут проясняться, когда устранены искажения, вызванные страхом, защитой и сопротивлением или когда содержанию позволено развиваться в континууме линейного времени. Важной характеристикой психоделического переживания является, по Грофу, трансцендирование пространства и времени, когда линейный континуум между микрокосмическим миром и макрокосмосом, который кажется абсолютно обязательным в обычном состоянии сознания, как бы не принимается во внимание. Размер воспринимаемых объектов покрывает весь возможный диапазон - от атомов, молекул и отдельных клеток до гигантских небесных тел, солнечных систем и галактик. Явления из зоны средних измерений, непосредственно ощущаемые нашими органами восприятия, оказываются в том же эмпирическом континууме, что и те, для восприятия которых обычно требуется такая сложная технология, как микроскопы и макрокосмом произвольно: они могут сосуществовать в одном и том же переживании и взаимозаменяться. По утверждению Грофа, участник ЛСД-сеанса может ощущать себя единичной клеткой, эмбрионом и галактикой, и эти три состояния могут возникнуть одновременно или поочередно из-за простого сдвига фокуса. Следует заметить, что описание размерных субъективных переживаний Гроф дает правильно, но вот выводы он делает алогичные, что мол человеку доступно в ощущениях восприятие микро-и макромира. Собственно, почему мы считаем, что психика Грофа поехала? Как раз поэтому, так как он начинает путать внутренние субъективные ощущения с реальными объективными. Однако продолжим очень важное для науки изучение личного опыта Грофа, как ЛСД-исследователя. Гроф сообщает, что подобным же образом в психодели-ческих и иных состояниях трансцендируется линейность временных последовательностей. В одно и то же время могут возникать сцены из разных исторических временных контекстов, они могут выглядеть значимо связанными между собой по эмперическим характеристикам. Так, травматические переживания из детства, болезненный эпизод биологического рождения и то, что представляется памятью трагических событий, как считает Гроф, предыдущих воплощений, могут возникнуть одновременно как части одной сложной эмпирической картины. И снова у человека есть выбор избирательного фокусирования; он может остановиться на любой из этих сцен, переживать их все одновременно или воспринимать попеременно, открывая для себя смысловые связи между ними. Линейный временной интервал, господствующий в повседневном опыте, не имеет здесь значения, и события из различных исторических контекстов появляются группами, если в них присутствует один и тот же тип сильной эмоции или интенсивного телесного ощущения. Гроф считает, что психоделические и иные аналогичные состояния содержат в себе множество эмпирических альтернатив линейному времени и трехмерному пространству. Гроф утверждает, что события из недавнего и отдаленного прошлого или из будущего могут переживаться в неординарных состояниях с такой живостью и такой сложностью, которые обычное сознание способно фиксировать только в настоящем моменте. В некоторых психоделических переживаниях время кажется замедленным или необычайно ускоренным, а в других - течет в обратную сторону или полностью трансцендируется и прекращает течение. Оно может выглядеть идущим по кругу или кругообразно и линейно сразу, может следовать по спиральной траектории или по своеобразным рисункам отклонения и искажения. Часто время трансцендируется как самостоятельное измерение и приобретает пространственные характеристики: прошлое, настоящее и будущее накладываются одно на другое и сосуществуют в настоящем моменте. Иногда люди под действием ЛСД переживают различные формы путешествия во времени - возвращаясь в исторические времена, проходя через временные петли или выскакивая из временного измерения вообще и вновь попадая в другую точку истории. Гроф утверждает, что восприятие пространства может претерпевать аналогичные изменения: измененные состояния сознания показывают узость и ограниченность пространства трех координат. Пространство может ощущаться искривленным, замкнутым на себя; могут восприниматься миры, имеющие четыре, пять и больше измерений. Некоторые чувствуют себя безразмерной точкой сознания. Некоторые видят пространство как произвольную конструкцию, как проекцию ума, не имеющую объективного существования вообще. При определенных обстоятельствах любое число взаимопроникающих вселенных различных порядков может быть увидено в холографическом сосуществовании. Как и в случае путешествия во времени, можно пережить ментальное пространственное путешествие с линейным переносом в другое место, прямое и немедленное перемещение через пространственную петлю или полный выход из пространственного измерения и появление в другом месте. Как мы видим, описание Грофа полностью совпадает с аналогичными описаниями мистических переживаний древних исследователей, но у Грофа описано современным языком психиатра и в этом большая ценность его личного опыта. Не секрет, что многие древние ученые не находили слов, чтобы описать эту внутреннюю реальность и иногда утверждали, что это описать вообще невозможно. Только суфийская традиция кое-что смогла выразить в стихах, притчах и музыке. Гроф считает, что еще одной важной характеристикой психоделических состояний является трансценденция различия между материей, энергией и сознанием. Внутренние видения могут быть настолько реалистичными, что успешно имитируют явление материального мира, и наоборот, то, что в повседневной жизни представляется твердым и осязаемым материалом, может рассыпаться в паттерны энергии, в космический танец вибраций или в игру сознания. Вместо мира отдельных объектов и индивидов может появиться недифференцированное вместилище энергетических паттернов или сознание, в котором различные виды и уровни разграничении условны и произвольны. Гроф утверждает, что тот, кто изначально видит в материи основу существования, а в разуме - ее производное, способен впервые открыть для себя, что сознание есть независимый принцип в смысле психофизического дуализма, и принять его в конечном счете за единственную реальность. В этих состояниях трансцендируется сама дихотомия между существованием и несуществованием; форма и пустота предстают эквивалентными и взаимозаменимыми. По мнению Грофа, важным аспектом психоделических состояний являются возникающие комплексные переживания с конденсированным или составным содержанием. Некоторые переживания можно расшифровать как многозначные символические образования, в которых связанные эмоционально и тематически элементы из самых разных областей сочетаются наиболее созидательным способом. Прослеживается фрейдовская параллель между этими динамическими структурами и образами сновидений. Другие сложные переживания оказываются более однородными: вместо того, чтобы отражать множество тем и уровней смысла (включая и противоречивые по природе), такие явления представляют множественность содержания в унифицированной форме за счет суммирования различных элементов. Переживания дуального единства с другой личностью (то есть ощущение собственной тождественности и одновременно единения, нераздельности с другой личностью), сознания группы индивидов, всего населения страны или всего человечества принадлежит именно к этой категории. Также следует упомянуть архетипические переживания Великой и Ужасной Матери, Мужчины, Женщины, Отца, Любовника, Космического человека или всеобщности Жизни как космического явления.

6079024831951166.html
6079118862973982.html
6079229995492297.html
6079307007023261.html
6079395349960951.html